«Выкинули из СКР голую в полтретьего ночи, изъяв личные деньги. И это отношение к судьям?!»
12 Окт 2018г., 15:58

Высшая квалифколлегия судей 18 сентября достаточно неожиданно отменила решение своих столичных коллег, санкционировавших привлечение к уголовной ответственности столичного мирового судьи в отставке Светланы Самгиной за посредничество в даче весьма крупной взятки. Репортер Legal.Report стал свидетелем того, как председатель ВККС Николай Тимошин, опытный криминалист, пролистав дело, не отказал себе в удовольствии устроить настоящий «мастер-класс» для представителя московской квалифколлегии, запутавшегося в процессуальных тонкостях, и фактически уничтожил его правовую позицию, чем был весьма сконфужен и следователь из СКР.

Материалы дела коротко изложил председатель Ленинградского окружного военного суда Дмитрий Кувшинников. Из них следовало, что Самгина была назначена судьей мирового участка №25 Нагатинского судебного района Москвы 11 июля 2001 года, однако уже в октябре этого же года ее полномочия были прекращены. Председатель СКР Бастрыкин обратился в ККС столицы за согласием на привлечение судьи в отставке в качестве обвиняемой по ч. 4 ст. 291.1 УК РФ.

В представлении указывалось, что 14 декабря 2017 года ГСУ СКР по Санкт-Петербургу в отношении предпринимателя Виталия Данилевича было возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 291.1 УК РФ, которое позже было объединено в производстве с делом по ч. 6 ст. 290 УК РФ против старшего следователя СУ УМВД по Московскому району СПб. майора полиции Игоря Левченко. В ходе расследования первого из упомянутых дел были «установлены обстоятельства, дающие основания привлечь Самгину в качестве обвиняемой по той же статье», а именно за посредничество во взяточничестве в особо крупном размере, совершенном группой лиц по предварительному сговору. Взятка на общую сумму в полмиллиона евро –  это в свое время вызвало большой резонанс – предназначалась Левченко за выполнение действий, «входящих в его служебные полномочия».

31 мая 2018 года представление Бастрыкина было удовлетворено, а отставка Самгиной – приостановлена до вынесения решения по существу. В решении ККС, как сообщил Кувшинников, изложено содержание материалов «об установленных обстоятельствах преступных деяний», которые позволяют привлечь экс-судью к уголовной ответственности, а также все необходимые для этого правовые мотивы. Самгина не согласилась с такими выводами квалифколлегии и обжаловала ее решение в ВККС. По мнению бывшей судьи, в нем не дано оценки действиям полицейских, проводивших в ее отношении ОРМ без полагающегося разрешения со стороны судейского сообщества. Не получили оценку и действия потерпевшего по делу А., скрытно записывавшего свои переговоры с Самгиной. Также ККС Москвы «не учла ее доводы о признаках провокации со стороны сотрудников полиции».

Задавая дежурные вопросы о возможных ходатайствах всем сторонам, Николай Тимошин внезапно выяснил нюанс, оказавшийся впоследствии роковым для следствия.

– Сообщаю, что была переквалификация Самгиной по уголовному делу, –  сообщил, заметно волнуясь, представитель главы СКР следователь Владимир Паланичев. – Действия ее будут квалифицированы по части 3 статьи 30 и части 4 статьи 159 УК…

– Так-так, значит, переквалифицировали на мошенничество? – негромко и будто бы безразличным тоном спросил Тимошин. Следователь еще раз подтвердил это.

– Что ж, ясно… Светлана Михайловна! – уже громко обратился председатель ВККС к Самгиной. – А теперь слушаем вас.

Бывшая судья говорила на удивление долго – почти четверть часа, пытаясь доказать свою невиновность в инкриминируемых действиях. Порой речь ее была чрезмерно эмоциональной, в глазах стояли слезы, а голос доходил до слишком высоких нот, однако ее не прерывали, дав высказать все аргументы.

– Решение ККС Москвы полностью незаконное! – рубила сплеча Самгина, помогая себе жестами. – В моих действиях вообще нет состава преступления по 291-й! Поэтому-то следователи и переходят на 159-ю, они хотят просто натянуть уголовное дело на меня! А доказательств – ноль!

Затем она жестко высказалась о «полностью заказном» характере вменяемого правонарушения. Лично ей, отметила Самгина, взятку «в принципе никто не предлагал», что и подтверждается материалами дела.

– Потерпевший Алексеев попросил меня приехать в Петербург и участвовать как представителя заинтересованной фирмы в переговорах с тем, кто и взял в итоге взятку. Чтобы я просто урегулировала отношения между ним и следователем Левченко, который никак не направлял дело в суд, понимаете?! – кипятилась «разжалованная» судья в отставке. – А этот Д. [Данилевич] был… ну, мой знакомый.

Самгина упирала на то, что в ее отношении около четырех месяцев проводились не разрешенные судом ОРМ.

– Это все сотрудники УСБ, всесильные и всемогущие! – жаловалась она. – Они меня записывали, а еще какое-то, понимаете, физическое лицо. Какое оно имело право?! И при мне всю эту взятку просто сфабриковали.

Затем экс-судья коснулась обстоятельств непосредственной передачи суммы в 500 000 евро следователю.

– Я ведь в стороне стояла, – сообщила Самгина. – На всех видеокамерах видно, что я постоянно шарахалась от этого пакета с деньгами! Не брала я его в руки! И кому деньги предназначались, не знаю. А теперь я не посредник, а мошенник! Но никто, никто меня не слышит!

При этих словах Тимошин сочувственно взглянул на Самгину, совсем повесившую голову.

– Да, я нарушила закон… познакомила людей, – едва не плакала бывшая судья. – А почему им можно все нарушать?! Меня 11 часов продержали в СКР! Мне, диабетику, не давали воды и хлеба! И в итоге выкинули голую, да… полтретьего ночи, без копейки, изъяв личные деньги, в центре Петербурга. И это отношение к судьям?!

В этот момент показалось, что вся ВККС встает на сторону Самгиной. Послышались вздохи и даже что-то вроде сочувственного шепота по рядам судей.

– Получайте разрешение и арестовывайте меня, если виновата! – гремела Самгина. – Так что же, с любым судьей можно так вот делать все, что хочешь?!

Тут она обвела взглядом оживившихся членов Высшей квалифколлегии.

– Я, простите, никого из вас в виду не имею! – выкрикнула выступающая. –  Но зачем нам закон о статусе судей, а? Я вас спрашиваю – зачем?! Давайте, ну! Все попирайте его! Виновата я… с тупым своим характером! Поверила человеку… поехала в этот Питер… Но они-то все виноваты больше меня! Они все попрали, все!!! Делайте, делайте все что хотите с судьей! Все, что наделала ККС Москвы, поверьте, завтра же будет у всех на устах, и с судьями можно будет творить все! Прошу отменить это решение!

После столь яркой речи некоторое время висела неловкая пауза, члены ВККС переглядывались. Первым опять-таки нашелся Тимошин, который предложил задать вопросы Самгиной. Дмитрий Кувшинников поинтересовался ходом обсуждения ее дела столичной ККС.

– Я все эти же доводы высказала – но они же не слышали меня, – нервно откликнулась экс-судья. – На записи видно, как этот человек с деньгами в черном пакете шел прямо на меня, а я отстранялась, да! Они [ККС] меня спрашивают: «Откуда вы в систему вообще пришли?» Я ведь шестнадцать лет проработала следователем по особо важным делам. А мне один председатель суда и говорит: «Вот я говорил – из следствия никого не надо брать в судьи! Они только позорят нашу честь!» Да, я приехала туда, хотела их посадить… за стол переговоров. Казните теперь меня! Отдайте им на растерзание!

Следователь Паланичев, словно оправдываясь, заметил, что ОРМ проводились в отношении лишь Данилевича и Левченко, но никак не Самгиной. Переквалификация же была «вполне обоснованной».

И тут в разговор уверенно вступил Николай Тимошин.

– Всего один вопрос, – ледяным тоном обратился он к представителю ККС Сергею Комлеву. – Вы давали согласие на возбуждение уголовного дела или на привлечение в качестве обвиняемой?

– Извините, – как-то сразу сник Комлев. – На привлечение…

– Да, на привлечение, – откликнулась сама Самгина.

– Ну, я же все знаю, – ободряюще улыбнулся ей Тимошин, – просто задаю вопрос! И вот еще один! Представитель СКР выходил с представлением по 291.1, а вот сейчас идет переквалификация по 159-й… покушение… Ну и как вы к этому относитесь?!

– Вопрос квалификации действий, наверное, относится к компетенции следственных органов, – неуверенно начал Комлев.

– Правильно ли я понял, что ваша позиция – дать согласие, а уж как будут квалифицировать эти органы, уже их вопрос, верно?

– Подождите… возможна же переквалификация дела, – стушевался представитель ККС.

– Возбужденного в отношении судьи? – наступал Тимошин. – Или все-таки речь о его привлечении в качестве обвиняемого? А обвиняемый у нас привлекается всегда по конкретной статье УК. А вы, простите, вообще цивилист или криминалист?

– Я мировой судья, – вздохнул Комлев.

– Ах, мировой, – в свою очередь вздохнул Тимошин. – Ну, вы и цивилист, и криминалист… в одном лице… Не можете, значит, ответить на мой вопрос?

Комлев расстроенно молчал. А Самгина в своем последнем слове вновь попросила отменить решение ККС, напирая на то, что в ее отношении активно проводились несанкционированные ОРМ, что видно из материалов дела.

– Я готова сотрудничать со следствием, чтобы доказать все! – с жаром сообщила она. – Это мое… участие, а не соучастие в преступлении! Как это можно все забрать у судьи и вышвырнуть ее полтретьего ночи на улицу, а?!

– Повторяетесь, повторяетесь, – вновь улыбнулся Тимошин.

В режиме совещательной комнаты ВККС работала около сорока минут. Затем ее председатель огласил резолютивную часть решения.

– Решение ККС Москвы о даче согласия на привлечение мирового судьи в отставке Самгиной в качестве обвиняемой в совершении преступления, я подчеркиваю, предусмотренного ч. 4 ст. 291.1, – зычно зачитал Тимошин, напирая на слово «обвиняемой» и номер статьи, – отменить! Бывшая судья не скрывала искренней радости – она тут же бросилась кому-то звонить с этой новостью. Менее веселым выглядел следователь Паланичев. Он сквозь зубы бросил Самгиной что-то вроде «ну что, 1:1…  играем дальше!» И пообещал в недалеком будущем «зайти» в ККС Москвы с представлением о ее привлечении уже по ст. 159 УК РФ. Однако в тот момент это явно не омрачило чувства Самгиной.

12 Окт 2018г., 15:58
Новости

28.11.18, 17:38В Петербурге суд вернул прокурору дело экс-владелицы производства шпионского оборудования
Смольнинский районный суд Петербурга вернул на доработку в прокуратуру уголовное дело бывшей

07.11.18, 19:55В Петербурге дело экс-владелицы производства шпионского оборудования начинает слушать новый суд
Смольнинский районный суд Петербурга 7 ноября начинает рассмотрение уголовного дела бывшей совладелицы

12.10.18, 15:58«Выкинули из СКР голую в полтретьего ночи, изъяв личные деньги. И это отношение к судьям?!»
Высшая квалифколлегия судей 18 сентября достаточно неожиданно отменила решение своих столичных коллег,

21.09.18, 19:15В Петербурге делу экс-владелицы производства шпионского оборудования поменяли суд. Подальше от обвиненного во взятке следователя
Московский районный суд Петербурга вынес постановление о передаче уголовного дела в отношении

16.08.18, 20:23В Петербурге рассмотрят дело экс-совладелицы производства «шпионского» оборудования. Второго фигуранта пытались взорвать в Бишкеке
Уголовное дело против бывшей совладелицы ООО «Специальные технологии» (разработка систем негласного доступа

все новости
О проекте
new_Info[1]
О проекте

Этот проект посвящен одному из самых одиозных участников российского делового сообщества —

Подробнее